Рождение режиссерского театраДаже день открытия МХТ, 14 октября 1898 года, не был еще днем рождения режиссерского театра в том новом качестве, которое дало ему столь долгую творческую жизнь и мировое влияние. Спектаклем «Царь Федор Иоаннович» были превосходно, даже блестяще продемонстрированы на русской сцене те завоевания режиссуры, которых добился Мейнингенский театр. Строгий историзм оформления, утвари и костюмов, разработка массовых сцен, тщательность мизан — сценирования и его подчинение единому стилю и ритму спектакля — все это уже было найдено и осуществлено Кронеком в жанре национально-исторической трагедии. За пределы такого перенесения на московскую сцену немецких театральных открытий выходил, может быть, только Москвин, который «Полюбил Федора и воспринял его в свою душу» и потому, по словамрецензента, «прямо живет на сцене». Но это было еще не достижением режиссуры, а верностью актера щепкинской традиции: режиссеры лишь выбрали Москвина из многих претендентов на эту роль.

Истинным «днем рождения» русского режиссерского театра, уже через десятилетие признанного лучшим театром Европы, следует считать другую дату: день премьеры и триумфа чеховской «Чайки». Оглушительный успех пьесы явился не только бесспорной победой над скептиками, сомневавшимися в жизнеспособности нового театра, но и важнейшей вехой, по мнению самого театра. Станиславский писал об этом позже: «"Чайка" принесла нам счастье и, подобно вифлеемской звезде, указала новые пути в нашем искусстве». Не случайно силуэт чайки стал эмблемой и гербом МХТ, навечно украсив его занавес.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: