Русская литератураПоэтому в русской литературе fin de siecle превалировала одна распадавшаяся на две проблема — проблема обновления, которое преодолело бы как фазу характерного для унылых 80-х годов разложения народничества, так и фазу утверждения того же народничества, наложившего свой отпечаток на русскую литературу с начала 60-х годов. С одной стороны, проблема упадка русской литературы, с другой — проблема наследства революционно-народнической идеологии. Как преодолеть упадок и сдать в архив наследство? Естественно, этот двойной вопрос задавался не в пустоте, а в духовной атмосфере, проникнутой как духом современной русской литературы, так и духом европейской культурной и литературной жизни, оказывавшей не механическое «влияние» на русских интеллектуалов, но находившей в них активный и избирательный отклик. Этот вопрос возникал также на конкретной почве русского общества того времени, которое было чревато противоречиями, пожалуй, более, чем любое другое европейское общество, и в котором явно зарождались самые катастрофические внутренние конфликты, чему доказательством три революции нового века.

Все болезненные узлы своеобразного и аномального русского исторического развития в период между концом XIX века и началом следующего сплелись между собой, а так как развязать их не было никакой возможности, оставалось дожидаться того момента, когда их разрубят: фоном всех русских культурных и литературных поисков было сочетание бурного развития капиталистического типа, настроенного на дальнейшую модернизацию в европейском духе, и революционного движения, теперь у>ке рабочего и марксистского, пусть со всевозможными анархистскими ответвлениями, нацеленного на «скачок» «отсталой» России к социализму, в миф мировой революции. Почвой для происходящей схватки служила самодержавная власть, неспособная на новую политику реформ, крестьянская масса, составлявшая резервную армию как для индустриализации, так и для революции, и вполне реальное, но слабое, еще только обретающее черты зрелости гражданское общество, которому суждено было быть сметенным катастрофой 1917 года. Первая мировая война и порожденное ее ходом в начале 1917 года безвластие создали условия, при которых пришел конец старой России, и с октября 1917 года началось ее превращение в другое государственное и национальное образование.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: