Русские критикиВолынский обвинял русских критиков XIX века, вообще отрицая существование когда-либо в России настоящей критики, в отсутствии философской культуры и связанном с этим впадении в чистую публицистичность. Даже в Белинском, заслуги и значение которого он признавал, Волынский усматривал неумение подвести под свои критерии литературной оценки прочную эстетическую базу, вследствие чего великий русский критик не передал своим наследникам «цельной и самостоятельной философской доктрины», и его выродившиеся продолжатели, усвоив наиболее слабые стороны Белинского, развили их в «утилитарно-общественном» или «публицистическом» направлении. Когда Волынский говорил о философии как необходимом фундаменте критики, он имел в виду немецкий идеализм, и в частности Канта, чьим последователем считал себя. Но здесь-то и проявляется двусмысленность позиции Волынского, который, судя по его работам, не был философом в строгом смысле слова. «Борьба за идеализм» — так называется книга, в которой он в 1900 году собрал свои статьи о современной русской литературе; в предисловии он поясняет, что «только идеализм», то есть «созерцание жизни в идеях духа, в идеях божества и религии», может «дать объяснение искусству», а также «живой импульс всякому иному творчеству — практическому, нравственному». Волынский, отвергая традиции радикальной критики, не был «реакционером», наоборот, как верно подметил Петр Перцов в своих ценнейших воспоминаниях об этой эпохе брожения и исканий, «самый свой поход против одностороннего позитивизма 60—70-х годов он мотивировал необходимостью подверти под программу этой интеллигенции более прочный и надежный теоретический фундамент, основания которого усматривал в немецком идеализме».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: