Русский языкИбо именно в России происходит действие, но в России внеположенной в пространстве и времени: здесь наличествует некое иное измерение, в котором вымышленные русские цари и князья «времен агарян» сосуществуют с рыцарями Круглого стола, Александром Македонским и пресвитером Иоанном. Язык Иванова представляет собой загадочный, но органический сплав древнерусского сказа и богатого литературного слога послепушкин — ской классики. Здесь достигнута — также как бы вне пространства и времени — некая модернизация архаики, реставрация — или трансформация? — «корневого» русского языка, пути к которой Иванов нащупывал и в своей поэзии. Лишь для неискушенного или поверхностного читателя напряженная и насыщенная ритмом проза «Светомира» может ассоциироваться с орнаментальными стилизациями А. Ремизова.

Похожая на послужной список, биография Анненского вся сводится к одному из комментариев в его статье о Достоевском: «Да и что в мире и когда могло избегнуть необходимости сду — жить?» От этой не оборванной еще связи с живой личной биографией поэта — один шаг до философского обобщения, в котором само существование человека увидено Анненским как «подневольное участие в жизни».

В год литературного дебюта Анненскому было 48 лет. Второй сборник стихов был издан через год после смерти поэта. По возрасту отец русского символизма, он символистами почти не был замечен; заметили его впервые акмеисты. К тому времени, когда появилась первая книга стихов и первый том критических статей, многим он казался уже устаревшим. Клеймо «опоздавшего» легло на Анненского несправедливой тенью, отпечатавшись в сознании современников. Так же беспримерна двойственность восприятия ими самой фигуры Анненского. Ни читающей публике, ни критикам не было известно второе лицо автора стихов, статей, драм и переводов. Надпись на его могиле гласила: «Действительный статский советник Иннокентий Федорович Анненский».

Филолог-классик, Анненский был тонким знатоком и переводчиком западной поэзии и античной литературы. Его полный перевод на русский язык Еврипида, начатый в 1894 году и задуманный как дело всей жизни, до сих пор не имеет равных себе. Анненский был и одним из лучших русских критиков. Его статьи о русских и западных авторах только частично собраны в двух «Книгах отражений» и существуют в многочисленных малодоступных периодических изданиях и архиве. Но главный интерес к Анненскому — это интерес к его поэзии. Вся она уместилась в трех сборниках: «Тихие песни» , «Кипарисовый ларец» и «Посмертные стихи» . Своей «неплодовитостью» в лирике Анненский сродни такому русскому поэту, как Тютчев, но зато, по словам Мандельштама, «"Тихие песни" и «Кипарисовый ларец» хочется целиком перенести в антологию».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: