Русское обществоВ творчестве самого Блока 1913 год — год одиночества и мужания, героической мизантропии, ощущения трезвости и самостоятельности. «Пора развязать руки, я больше не школьник. Никаких символизмов больше — один отвечаю за себя, Один…» . Продолжается «постройка» поэмы «Возмездие», отважной попытки взлететь над своим временем, соединив в рамках эпического повествования — с ориентацией на пушкинский стих — историю нескольких поколений собственного рода с историей русского общества. Мотив возмездия, настигающего внуков за либерально-гуманистические «грехи» отцов, подсказан Ибсеном, сюжет «Строителя Сольнеса» повторяется в жизни: приход Гильды к строителю — встреча в 1 91 1 году с Натальей Скворцовой. Другое событие года — завершение драмы «Роза и Крест» и переговоры с К. С. Станиславским о ее постановке в Московском Художественном театре. В августе «Роза и Крест» появляется в альманахе «Сирин». Однако это крупнейшее драматургическое творение Блока возвращает его в лоно романтизма и символизма; быть может, эта драма — вообще последнее крупное порождение символистского мифа в русской литературе. К тринадцатому году относятся шедевры лирики Блока, такие, как «О чем поет ветер», «Новая Америка», «Как свершилось, как случилось?..», в конце 1912 — начале 1914 года созданы поразительные в своей безнадежной мужественности «Пляски смерти».

По-прежнему на авансцене и рядом с Блоком — правда, совсем уже не так близко, как в девятисотые годы, — стоит фигура Андрея Белого, многолетнего идеолога символизма, но в своем творчестве больше, чем кто-либо из представителей этого направления, расшатавшего его основы. Это в особенности относится к хаотической и диссонирующей прозе Белого, к «сумбурному роману с отпечатком гениальности» «Петербург», где присутствует уже вся поэтика экспрессионизма.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: