Системы в искусствеВ трактате, вышедшем в 19 1 9 году, «О новых системах в искусстве» Малевич говорит о роли, которую сыграла коллекция французской живописи Сергея Щукина для всего русского авангарда, и о спорах, которые она вызывала:

«Когда я посещал коллекцию С. Щукина, мне случалось видеть, как люди, подходя к картинам Пикассо, стремились во что бы то ни стало узнать предмет во всем его объеме. Поскольку у Сезанна они видели отступления от естественного вида, они считали, что Сезанн видит природу примитивно и пишет грубо. Рассматривая «Руанский собор» Моне, они прищуривались и старались разглядеть контуры собора; поскольку его формы были изображены расплывчатыми пятнами, ведущий экскурсию заметил, что он видел эту картину раньше и помнит, что изображение было более четким; по-видимому, она выцвела, одновременно он описывал красоту и прелесть собора. Кто-то сделал забавное предложение: повесить рядом с картиной фотографию. Тогда на картине можно было бы увидеть цвета, а на фотографии — формы и иллюзия была бы полной! Но никто не замечал самой живописи, никто не видел, как движутся цветовые пятна, как они бесконечно растут; по мнению зрителей, Моне на этой картине стремился передать свет и тень, игравшие на его стенах. А его основной целью были не свет и тень, а живопись, таящаяся в свете и тени. Сезанн, Пикассо и Моне искали живопись, как раковины с жемчугом».

Влияние на Малевича Сезанна и фовизма особенно хорошо видно в «Пейзаже с красными домами» из Музея изобразительных искусств в Баале. Гуашь «Купальщик» обнаруживает прямое сходство со «Стоящим обнаженным» Брака, который был показан на выставке «Золотое руно» в 1 909 году, и с «Танцем» Матисса, появившимся в доме-музее С. Щукина в 1911 году. Один из основных уроков, извлеченных Малевичем из изучения этого французского художника, заключался в том, что линия и краска должны быть свободны от подражания природе. Его гуашь «Купальщица» с ее широкими контурами и декоративными приемами явно свидетельствует об этом выводе.

Между 1911 и 1913 годами Малевич создал самый поразительный цикл из когда-либо в XX веке посвященных теме крестьянской жизни. Особое место в нем занимает изображение религиозной православной жизни в ее народной форме. В 1912 году крестьянская тема воплощается в новом стиле. С наивным, лаконичным и схематичным неопримитивизмом Малевич начинает сочетать принципы сезанновского предкубизма. В «Уборке риса», «Дровосеке», «Голове молодой крестьянки» , «Утре в деревне после снежной бури» воплощается в жизнь знаменитая заповедь Сезанна, высказанная в письме к Эмилю Бернарду от 15 апреля 1904 года: «Изображайте природу с помощью цилиндра, сферы, конуса, представляя все это в перспективе… Для нас, людей, важнее глубина природы, чем ее поверхность».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: