Социалистический реализмА над всеми этими течениями и тенденциями стоят Толстой и Чехов — воплощением преемственности между великой литературой XIX века и новой ее фазой начала XX века: первый — переживая и в личной жизни, и в творчестве глубокий кризис культуры, а второй — «убивая реализм», по выражению его современника, Горького, который подвергнет реализм глубокой метаморфозе, чтобы затем превратить его в полную противоположность — теорию «социалистического реализма». Чехов, которому был чужд и профетизм Толстого, и революционная устремленность Горького, далекий также от философских программ символистов, — в этот период на рубеже двух столетий не только самый оригинальный, но и самый подлинный, полностью преданный своему литературному делу писатель и, как таковой, ценимый и Толстым, и Горьким, и символистами, не говоря уже о безымянной массе читающей публики того времени. «Чистый» писатель, Чехов в эпоху радикальных преобразований и замыслов совершил самую глубокую революцию в русской литературе.

Первый опубликованный Чеховым рассказ, «Письмо к ученому соседу», появился 9 марта 1880 года в петербургском юмористическом еженедельнике «Стрекоза». Как драматург Чехов дебютировал пьесой «Иванов» в театре Корша в Москве 19 ноября 1887 года. За семь лет, разделяющих эти даты, на глазах у читателя произошло рождение Чехова-писателя, его превращение из «Антоши Чехонте» в Антона Чехова. Последнее случилось, когда молодой писатель стал сотрудничать в издававшейся в Петербурге А. С. Сувориным газете «Новое время»: накануне публикации рассказа писателя «Панихида» редакция телеграммой запросила у автора разрешения заменить псевдоним настоящей фамилией, на что Чехов согласился неохотно, так как «думал напечатать кое-что в медицинских журналах и оставить свою фамилию для серьезных статей». В том же году в Петербурге вышли вторым изданием его «Пестрые рассказы», на которых, в отличие от первого сборника, «Сказки Мельпомены» , где на месте автора фигурировал еще «Аптоша Чехонте», рядом с псевдонимом в скобках стояла настоящая фамилия автора. И здесь псевдоним был раскрыт по настоянию других, в данном случае Д. В. Григоровича, первым заметившего в молодом авторе юмористических рассказов литературный талант: сам Чехов в письме к питателю-юмористу Н. А. Лейкину просит поставить на фронтисписе свою фамилию, потому что «получил… от Григоровича письмо, который требует забросить псевдоним» .Эти подробности позволяют передать особую атмосферу вхождения Чехова в русскую литературу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: