Социальные ценностиВ «романных» рассказах Чехова все социальные ценности и институты подвергаются критике, которая тем более радикальна, что ведется не во имя «антинормы» — новой программной нормы, как у Горького, а с точки зрения «ненормативное», которая есть не эстетствующий «нигилизм» декадентства, но этический «анархизм», основанный на свободе и ответственности человека и на антидогматическом отношении ко всем идеологиям. Объектами язвительной чеховской критики стали, например, собственность, брак, культура, народ, революционер. Не то чтобы Чехов разбивал общественную среду на разные «секторы»: вся действительность в ее целостности и внутренних взаимоотношениях схвачена в момент, когда она, по ту сторону прочного и дающего уверенность фасада социальных инстатутов, на какое-то мгновение, но окончательно обнаруживает свой принципиальный изъян, свою отвлеченность от потребностей человека и враждебность ему. Но сила социальной действительности, базирующейся на функционирующих институтах и ценностях, такова, что носители человеческих потребностей предстают как потерянные и несчастные аномалии в «нормальном» мире вполне вросших в него героев. Предпосылка поэтической силы чеховской критики в том, что мир устоявшейся нормы показан с точки зрения не политического протеста, как у Горького, а системы ценностей, которую лучше было бы определить даже не как чисто этическую, а этико-эстетическую, настолько пошлость в чеховском мире выступает как враждебное отсутствие добра и вкуса, как кич, оскорбляющий нравственность и красоту. «Очевидно, есть прекрасное, вечное, но оно вне жизни; надо не жить, слиться с остальным, потом в тихом покое равнодушно смотреть…».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: