Состояние русского искусстваСостояние русского искусства в 1912 году хорошо описано Александром Бенуа, заклятым врагом футуризма. В одном из своих «Писем об искусстве», озаглавленном «Базар художественной суеты», он пишет: «Одни рекомендуют все сводить к геометрическим фигурам, другие взывают к чрезвычайному опрощению, ставят в образцы, достойные подражания, детские рисунки, вывески и лубки, третьи стараются изо всех сил быть только яркими, четвертые делают только кляксы, судорожно размазывают их по холсту и сами верят в то, что при этом гениально импровизируют, пятые рисуют один предмет сразу с трех сторон, шестые силятся изобразить одну лишь суть предметов или тайные взаимоотношег ния между ними». Трудно представить лучшую краткую характеристику различных направлений, возникших между 1907 и 1912 годами: первые — это, конечно, последователи Сезанна и кубисты из «Бубнового валета»; вторые — неопримитивисты; третьи — фовисты, то есть экспрессионисты ; четвертые — это, наверное, один Кандинский, многочисленные «Импровизации» которого были показаны на двух первых выставках «Бубнового валета»; пятые — это художники вроде Давида Бурлюка, который называет некоторые из своих картин, представленных на выставке «Бубнового валета» 1912 года, следующим образом: «Принцип распространения раскрашивания в представлении под тремя углами» или «Синтетический пейзаж. Элементы неба и стадии разложения, введенные в представление под тремя углами»; наконец, шестые — это, по-видимому, художники, исповедующие идеи, выразителями которых были Кандинский и Марианна Веревкина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: