Советские критикиКак отмечалось выше, тактика некоторых советских критиков заключалась в том, чтобы апостериори оторвать Маяковского от «дурного влияния» футуристов. Даже Н. Степанов ради тезиса о своеобразии эволюции каждого поэта пытается проделать ту же операцию с Хлебниковым. Но самую резкую критику со стороны «левого» крыла формализма вызвали идеи Юрия Тынянова, которые, несомненно, подкреплялись очень вескими методологическими доводами: в статьях Силлова и Шкловского, опубликованных в журнале «Новый ЛЕФ», Тынянов обвиняется в том, что, напрочь забыв о коллективном характере литературного творчества, занимается реакционной по сути канонизацией Виктора Хлебникова. «Отрицание литературных коллективов, литературной групповой работы, выделение одного себя, под чьим бы протекторатом оно ни происходило, — это повторение старой песни о классике», — пишет Виктор Шкловский. Как отмечает Тынянов в начале своей статьи, для него это была прежде всего попытка вырвать писателя из принудительных канонов жанра.

Как уже говорилось, все выверты кубофутуристов были нацелены на то, чтобы доказать если не реальное первородство русского футуризма по отношению к итальянской модели”, то, во всяком случае, его независимость. Корней Чуковский освятил 1910 год как время возникновения кубофутуризма, возведя поэму Хлебникова «Заклятие смехом» в ранг образца, характерного для новой школы. Виктор Шкловский в книге «Жили-были» признается, что в истории трудно бывает найти начало, и спускается с берегов Днепра к истокам течения «Гилей», которое начинается с публикации братьями Бурлюками сборника «Животворный садок судей». О формировании группы «Гилей» обстоятельнее всего рассказывается в мемуарах Лившица, где четко выявлено расхождение между зарождением группы и появлением первых манифестов «футуризма». Творческие дебюты футуристов из группы «Гилей», каждого в отдельности, участие некоторых из них в «Студии импрессионистов» Н. Кульбина, «предыстория» И. Северянина или Б. Пастернака могут, в самом деле, привести к заключению, что футуризм в целом генетически связан с поздним символизмом, течением, которое В. Марков в своем труде об истории русского футуризма называет «импрессионизмом».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: