Советские театроведыОпираясь на это признание, советские театроведы все настойчивее выводят режиссерскую систему Мейерхольда из драматургического новаторства Блока. Этому, однако, противоречит история театральных отношений Блока и Мейерхольда, достаточно драматичная как для режиссера, всегда мечтавшего о постановке каждой новой пьесы любимого поэта, так, быть может, и для сценической судьбы драматургии Блока. Соотношение театра Блока и режиссуры Мейерхольда было тем более сложным и противоречивым, что оба они были «в пути» — в процессе становления театральных идей. Острее и ярче всего Мейерхольд воспринял балаганную, карнавальную форму первой лирической драмы Блока: ее обновляющее, «таранное» значение именно для Театральной рутины, которую в своем письме к нему Блок тоже имел в виду, когда писал о важности «ноты этого Балагана, который надувает и тем самым «выводит в люди» старую каргу, сплетенную из мертвых театральных полотнищ, веревок, плотничьей ругани и довольной сытости».

Но многозначность блоковской символики и общая для всей трилогии драматическая структура лирических драм Блока не оказала существенного влияния на становление Мейерхольда-режис — сера. Правда, непосредственное художественное чутье больше приближало его к новаторской природе блоковского театра, чем театральные теории и попытки создать новую систему режиссуры. Об этом говорят два факта из периода наибольшего их творческого и личного сближения. Мейерхольд-актер в роли Пьеро с большим лиризмом передавал противоречивую многозначность центрального героя «Балаганчика»: «Мемуаристы отмечают в Пьеро—Мейерхольде контрастность, резкое совмещение планов, проникновение в один образ разных граней, существующих в драме Блока раздельно, в виде отдельных персонажей»*. Но переход от этой многослойное центрального образа к многозначности всей драматургической структуры так и не был понят Мейерхольдом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: