Старинный театрСтаринный театр, инициатором и основателем которого был Евреинов, стремился к «художественной реконструкции знаменательных некогда спектаклей»: в первый сезон своего существования — мираклей, пасторалей и фарсов средневековья; во второй сезон — испанского театра. Мейерхольд начала 10-х годов тоже увлекался испанцами и дважды поставил «Поклонение кресту» Кальдерона. Почти синхронным было также увлечение Мейерхольда и Евреинова итальянской «комедией масок».

Различие художественных индивидуальностей проявилось также в том, что Мейерхольд многого достиг в возрождении пантомимы, которая так и не далась Евреинову. И наоборот, в жанрах театра-кабаре Евреинов пользовался успехом: в «Кривом зеркале»он прославился своими театральными пародиями на традиционные жанры — оперные и драматические. Мейерхольд же провалился с программой своего «Лукоморья»: оказался слишком серьезным для публики Театрального клуба, где оба впервые пробовали себя в этих жанрах одновременно, то есть буквально в один и тот же день. Интересно отметить, что здесь тоже и Мейерхольд, и Евреинов — явление вторичное в русском театре, их пробы восходят к одному источнику. Первый театр миниатюр клубнокабаретного типа, знаменитая «Летучая мышь», был создан в начале того же, 1908 года Н. Ф. Валиевым на основе веселых «капустников», где актеры МХТ ставили пародии друг на друга, на своих руководителей и на самих себя. Петербургский театр-кабаре прошел почти тот же путь — от Театрального клуба до Театра миниатюр с платой за вход для вольной публики. Общий источник имели, по-видимому, и те идеи, которые выводили Мейерхольда и Евреи — нова за пределы «чистой» театральности. На них обоих оказал влияние русский символизм, и не столько Брюсов, сколько Вяч. Иванов, концепцией которого было преобразующее воздействие искусства, особенно театрального, на жизнь. Но преломление идей «искусства-преображения» жизни у каждого из них было едва ли не диаметрально Противоположным. У Евреинова они превратились в идею «театрализации жизни» или «театра для себя»: он предлагал использовать «инстинкт театральности», присущий людям с древнейших времен, для творческого разрешения всех психологических и житейских проблем их собственного существования. Это выводило его театральную концепцию за пределы театра как такового, но отвечало духу времени с его тягой ко всякой «карнавали — зации», розыгрышам и маскарадам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: