Стилистическое преобразование устных формОчевидно, что стилистическое преобразование устных форм в литературном, субъектном повествовании открыло широкий простор для объединения, синтезирования этого материала с иными языковыми и стилевыми пластами, для многообразных схождений с иными литературными традициями. Все это объясняет и то стилевое разнообразие, которое демонстрируют рассматриваемые авторы в пределах общего для них принципа. Так, обращение Ремизова к древнерусским легендам, сказке, песне отразилось не только на прямых его стилизациях, но и на поэтике других его произведений. Устно-разговорные конструкции естественно и органично укладываются в эти стилизаторские тенденции Ремизова. Но в романах Белого они — один из источников орнаментального, гротескного, «судорожного» и напряженного и глубоко интеллектуального стиля. Розанов связан со многими традициями — от «говорка» героев Достоевского до высокой проповеди — сам Розанов говорит о своем «торжественном слоге» .

Безусловно, новая структура не только сохранила, но и резко гипертрофировала принцип деформации «общего» языка на основе обольщения, синтеза, абстрагирования. Сложившееся в «классическом» повествовании некое динамическое равновесие между «похожестью» и «непохожестью» повествования по отношению к нехудожественной языковой действительности резко нарушено в пользу «непохожести», вплоть до того, что можно говорить о наличии концепции особого художественного языка. Соотношение коммуникативного и эстетического резко сдвинуто в сторону эстетического. Орнаментальные свойства материала оказались выдвинутыми на передний план, поэтому повествовательная структура обладает здесь «стилем» в высокой степени.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: