Стилизованные декорацииВ обоих спектаклях задача заключалась в том, чтобы привести актерское исполнение в соответствие с условностью стилизованных декораций, иначе предвиделась та же неудача, что и в Студии на Поварской. Поэтому в «Драме жизни» Станиславский пошел по пути «безже — стия», «барельефности» актерской пластики, с тем чтобы всю игру страстей, все эмоциональное напряжение ролей актеры передавали только мимикой, преимущественно глазами. Таким образом, это отнюдь не было отказом от «искусства переживания».

В результате, однако, выяснилось, что «безжестие» сковывает не только внешнюю, но и внутреннюю динамику актера: играя Ка — рено, главную роль в пьесе «Драма жизни», Станиславский убедился в этом на собственном опыте. Спектакль имел тот специфический шумный успех, который в те времена сопровождал художественный модернизм, резко рвущий с традицией. «Половина шикает, половина неистовствует от восторга. Я доволен результатом некоторых проб и исканий. Они открыли нам много интересных принципов. Декаденты довольны, реалисты возмущены, буржуи — обижены. Многие удивлены и спрашивают по телефону о здоровье», — писал Станиславский в частном письме об этом успехе. Это был, по его словам, именно «тот успех», о котором он «мечтал». Наоборот, почти всеобщий успех «Жизни Человека» не обрадовал режиссера. В обоих спектаклях художественная задача — стилевое единство актерского исполнения и условного оформления — осталась нерешенной. Именно после этих спектаклей Станиславский начинает обдумывать «систему» такого воспитания актеров, которая обеспечивала бы их «творческое самочувствие» на сцене. Создание школы, а затем филиала, МХТ 2-го, бесконечные эксперименты специально в области актерского тренинга увлекали молодежь, но не всегда нравились «старшему» поколению артистов МХТ. Это все дальше уводило Станиславского от практической жизни и задач главной сцены.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: