Священный храмЧехов обязан в литературе самому себе, в священный храм русской словесности он вошел сначала как подмастерье и в такое время, когда служение в этом храме утратило пышность, если вспомнить о временах романтизма или «натуральной школы», и единственным великим жрецом оставался Толстой, да и он стоял на грани отречения от литературы. В молодом Чехове, «Антоше Чехонте», мы обнаруживаем сильный пародийный элемент, но это не пародия на отдельных писателей — пародируются целые литературные жанры и литературный быт. Через такое «обыгрывание» литературы Чехов ищет сам себя, свои повествовательные формы.

С некоторыми формами устоявшихся повествовательных канонов Чехов «расправляется» быстро. В первую очередь это, конечно, роман. В этот период его единственная вещь, формально принадлежащая к роману, — «Драма на охоте» . И хотя сам автор и его современники считали ее слабым произведением, впоследствии она трактовалась как пародия на уголовный роман, а в наше время о ней писали как о сложном «реалистическом произведении». «Драму на охоте», которая далеко не шедевр, можно рассматривать под обоими углами зрения: как бурлескное переложение детектива и как вещь, сохраняющую связь с определенным русским романом, строящимся на образах разорившегося помещика и переживающего кризис «лишнего человека». Однако «Драма» — прежде всего эксперимент молодого Чехова в области романной структуры, искусный эксперимент построения сюжета, опирающегося на рукопись романа, автор которого признает себя виновным в описанном им убийстве. Но это и неудавшийся эксперимент, если воспринимать его на фоне всей чеховской прозы того периода: для того, кто, как Чехов, совершенствовал понимание «события» и «сюжета» — повествовательных атомов и их взаимодействий, эти более чем сто пятьдесят страниц повествования могли показаться слишком искусственными и разбавленными. Некоторые рассказы этого периода носят подзаголовок «роман».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: