Сын дипломатаАлександр Скрябин был сыном дипломата, учился в кадетском корпусе и одновременно обучался фортепианной игре, сначала у частных учителей, а затем, с 16 лет, в Московской консерватории, где проходил также курс композиции. Его учителями были крупнейшие педагоги-пианисты Николай Зверев и Владимир Сафонов и композитор Сергей Танеев. Все они, по-видимому, хорошо понимали свою роль — лишь поддержать и развить деликатным, чутким руководством те гениальные музыкальные способности, которыми наделила природа нервного, впечатлительного, хрупкого юношу. Сама поэтическая личность юноши «не от мира сего», казалось, символизировала собой дух тех русских художественных кругов, выразителем которых он стал: повышенная эмоциональность и мечтательность, парение высоких чувств и размышлений, преклонение пред тайнами и силой искусства, тревожное предощущение всеобщих перемен и, непосредственно у молодого Скрябина, убежденность в предначертанное™ собственной судьбы, в том, что он должен исполнить некую значительную миссию.

Скрябин-пианист обладал неповторимым стилем игры, при котором инструмент «дышал», откликаясь на тончайшие нюансы зву — коизвлечения и на необычайно гибкое использование педали. Пианизм Скрябина, его превосходное понимание «души» рояля стали, как у Рахманинова, у других композиторов-пиа — нистов, причиной того, что его творчество оказалось связанным прежде всего с музыкой для фортепиано.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: