Трактовка произведений ГумилеваПриведенная ниже трактовка произведений Гумилева опирается на внимательное прочтение его программной статьи «Наследие символизма и акмеизм». Обычно на нее ссылаются как на доказательство немистических, а значит, реалистических установок автора. Хорошо известно высказывание Гумилева, согласно которому «непознаваемое по самому смыслу этого слова нельзя познать». Надежда Мандельштам уверена: эти слова слишком часто трактовались как «утверждение плоти и отвержение духовности» . С этим вряд ли можно согласиться, поскольку манифест Гумилева свидетельствует как раз о противном. Он утверждает превосходство духа над плотью и небесного Светоносного мира над миром земным. Последний — это тюрьма, в которой человек лишен свободы до тех пор, пока он ценой смерти не найдет выход в звездный мир. Зная о своем возможном освобождении, человек должен полностью отказаться от размышлений о непознаваемом,

Но примириться с мыслью об абсолютной неустойчивости и непрочности этого мира. Но цель поэта состоит и в том, чтобы отразить великое превосходство «астрального мира» над нашей землей. Однако лучший путь к этой истине — не схоластическое размышление о том, «на какой стороне луны» обитают души умерших, но — умолчание. Умолчание не есть немота. Гумилев призывает поэтов рассказывать о душе, когда она «дрожит, приближаясь к иному». Но это надо делать без излишней прямолинейности. Ясное и понятное ведет к упрощениям. Символизм сбился с верного пути не потому, что он увлекался мистицизмом, теософией и оккультизмом, но потому, что «братался» с ними. Гумилевскую критику пред — шественников-символистов следует понимать как протест против профанации оккультного с позиций скрытой эзотерической религиозности. Отсюда — его поэтика умолчания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: