Третий ЗаветКлючевыми терминами бердяевской философии остаются «свобода» и «творчество», понимаемые в свете Богочеловечества. В «диалектике божественного и человеческого» осуществляется божественное предназначение человека, призванного реализовать Третий Завет, завет Творчества. Об основных устремлениях автора «Смысла творчества» рассказывает нам Мари Мадлен Дави: «Бердяев проповедует, пророчествует, аргументирует. Как философ в подлинном смысле слова он стремится освободить человека от рабства. Он яростно восстает против всякого рода политических, социальных, экономических, религиозных пут… Бердяев зовет нас на поиск совершенства. Совершенство это потенциально заложено в человеке. Будучи достигнуто, реализовано, оно сообщает человеку то положение, которое ему дблжно обрести: он становится солнцем вселенной». Жан Луи Сегундо, автор лучшего до настоящего времени анализа творчества Бердяева, так характеризует его вклад в западноевропейскую философию: «Несмотря на воздействие христианства, для западных мыслителей стало привычным рассматривать понятия личности и свободы, выявляя их в недрах философии бытия. Бердяев же вычленил их как реальность, имеющую собственную первостепенную значимость».

Литературная критика всегда была, а отчасти и сейчас остается отраслью знания с плохо очерченными границами. Поэтому ее целесообразность иногда ставится под сомнение. В России в 1880 — 1914 годах наблюдается эта неопределенность в области литературной критики, которая включает в себя такие многочисленные и разнообразные формы деятельности, как размышления журналистов, эссе писателей и мыслителей, исследования ученых, принадлежащих главным образом к университетским кругам. К этому разнообразию жанров в России добавляется еще общественно-политическая окраска.

При поддержке сайтов: http://kapuchia.com и http://podvolos.com.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: