Трехслойное существоЛеонид Андреев в свою очередь остался недоволен спектаклем, но именно из-за того, что исполнители главных ролей — Человека и его Жены — дали не схему, не общее представление о судьбах человека «вообще», а конкретные, живые образы. Требования драматурга были совершенно неосуществимы. У него самого человека «вообще» не получилось. Герой пьесы — даже не двойственное, а какое-то «трехслойное» существо. В «бытийственные» моменты своего рождения, богоборчества и смерти он не выходит за пределы намеченной автором схематической «всеобщности». Но уже во втором акте, впервые появляясь на сцене, он дан в определенной социальной роли и с соответствующей психологической характеристикой: это талантливый архитектор, поглощенный стремлением к личному самоутверждению и общественному признанию… А при первой необходимости ярче обнаружить свои стремления и пристрастия он оказывается даже не «творческой личностью», а вполне традиционным «маленьким человеком» того мещанского типа, против которого ополчался Горький в своих «Мещанах», а позднее — Маяковский… Герой Андреева весь поглощен сугубо личными и земными интересами: даже в своем даровании он видит лишь средство добиться богатства и славы. Вершина его жизни — это вершина внешнего успеха, торжество тщеславия, богатства и славы, И даже умирая, он вспоминает не возлюбленную или друга, не моменты творческого вдохновения, а все тот же «Бал…», то же восхищение пошляков и тупиц известностью и богатством.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: