Универсальное бытиеМинский стал благодаря этому произведению, в котором впервые в России популяризировались идеи Ницше, spiritus rector декадентов и символистов. При этом имели значение не религиозные идеи как таковые. Речь для Минского шла не о религии как исповедании веры, а о религиозном чувстве связи личности с универсальным бытием. Мистика с этого времени становится как бы универсальной категорией для символистов и связанных с ними кругов.

Понимание Мережковским поэзии как непосредственного божественного дара и литературы как церкви sui generis было воспринято широким кругом юных поэтов, писателей и критиков, для которых символизм отнюдь не сводился к вопросам художественного мастерства, а был прежде всего мостом к мистике и религии. Это относится в особенности к так называемому второму поколению символистов — Андрею Белому, Вяч. Иванову, А. Блоку, Сергею Соловьеву, В. В. Гиппиусу, в творчестве которых религиозный «идейный» символизм достиг своего развития, своей высшей точки. Все они видели в окружающем их реальном мире лишь отсвет, лишь символ высшего; видимый мир представлялся им символическим отражением истинной, мистической реальности. Поэтический образ как символ соотносился с внелитературной системой символов философского, мистического или религиозного характера: поэзия превращалась в преддверие философии или религии.

Задача и призвание писателя-символиста виделись в познании мистической реальности, лежащей по ту сторону реального мира. Лишь поэт-символист может в символическом акте познания, который находит выражение в поэтическом произведении, перебросить мост между реальным и мистическим мирами. Жизнь и искусство понимались в их мистической взаимосвязи, что оправдывало определение художественного учения символизма как мироотношения и миросозерцания. «Символизм обусловливается равновесием мироотношения поэта и его религиозного сознания», — пишет Георгий Чулков, один из литературных критиков, связанных с символизмом. Аналогичным образом Вяч. Иванов видит в символизме «начало нового религиозного сознания». Белый также говорит о «новом религиозном сознании», поскольку символизм — не только искусство, он предвещает новую жизнь и новую религию свободного человечества.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: