Внимание музыкального мираВнимание музыкального мира привлекли необычные пианистические и композиторские данные Прокофьева, которые, собственно, были единым проявлением его личности: открытость музыкального мышления, ритмическая обнаженность, тембровая острота, активная динамичность. В рафинированный мир 1910-х годов Прокофьев внес такой дух здорового юношеского мировосприятия, что даже страницы его ранней фортепианной лирики, часто далеко не лучезарной, воспринимаются не как «погружение» в собственные настроения, а как «выплескивание», способ их преодоления. В этом смысле молодой Прокофьев, хорошо усвоивший Скрябина, является прямой ему противоположностью.

Если Стравинский сразу же проявил себя как автор сочинений для оркестра, то ранний Прокофьев интересен прежде всего сочинениями для фортепиано. Кроме целого ряда небольших пьес, подкупающих искренностью чувства, смелостью изложения и логикой построения, в концертную практику пианистов вошли из музыки раннего Прокофьева оба его концерта для фортепиано с оркестром. Первый, одночастный, написанный двадцатилетним композитором, лаконичен и прост по строению. В нем звучит вызывающая прямолинейность самоутверждения в настойчиво повторяющихся оборотах первой же темы вступления. Темперамент, которому трудно удержаться в принятых формах концерта, оставляет ощущение той новизны в рамках «нарочитознакомого», которая будет свойственна неоклассицизму.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: