Восемнадцатилетний ЧуковскийВлияние Корнея Чуковского в начале века как литературного критика не оценить нельзя. В литературу он пришел с последовательно демократическими убеждениями, но и с четко определенной эстетической программой. В своей первой статье, напечатанной в 1901 году под названием «К вечно юному вопросу», восемнадцатилетний Чуковский встал на сторону Чехова против Михайловского; в ту пору Чехов считался олицетворением безыдейности, а Михайловский — вождем демократии. Чуковский утверждал: призыв Некрасова «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан» не следует понимать буквально, как разрешение не быть поэтом; бездарный писатель не может тягаться с талантливым, даже если он «идейный», потому что он к литературе отношения не имеет. Талантливый же писатель, хочет он того или не хочет, создает не «искусство для искусства», а искусство для людей: «…какими стоеросовыми, сусальными, убого-фальшивыми казались мне эти якобы «идейные» книги на фоне сурово правдивой и утонченной чеховской живописи».

Так Чуковский столкнулся с вечным вопросом о содержании и форме в искусстве. Для Михайловского содержание было отделимо от формы; под этим термином он был склонен понимать прямо выраженную тенденцию, сформулированные авторские суждения и идеи. Для К. Чуковского содержание произведения вне его 18*словесно-художественной формы — это фикция, фантом. Прямые высказывания писателя часто не представляют интереса, потому что, когда художник рассуждает вне образов и ритма, он бесконечно ниже самого себя; в одном из писем последнего года он касается Бунина, которого ценил как прозаика, но пишет о «косности и тупости его вне-художественного мышления».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: