Взаимоотношения поэтаТолько реальность может вызвать к жизни другую реальность». Образцом поэтического достоинства служит для Мандельштама Баратынский, а в настоящем — Федор Сологуб. Столь серьезное, даже торжественное представление о взаимоотношениях поэта и читателя входит в систему акмеистической поэтики, достаточно проверить ее, рассмотрев отсылку к воображаемому идеальному читателю в стихотворениях самого Мандельштама и его поэтических единомышленников.

Более отчетливо сформулировать нельзя. Мандельштам с едкой иронией говорит о «чучельной мастерской» символизма: «Образы выпотрошены как чучела и набиты чужим содержанием Страшный контреданс «соответствий», кивающих друг на друга. Вечное подмигивание. Ни одного ясного слова, только намеки, не — договаривания. Роза кивает на девушку, девушка на розу. Никто не хочет быть самим собой». Мандельштам предлагает «рассматривать слово, как образ, то есть словесное представление сложный комплекс явлений, связь, «система». Именно такое понимание словесных представлений позволяет мечтать о создании органической поэтики не законодательного, а биологического характера, уничтожающей канон во имя внутреннего движения организма, обладающей всеми чертами биологической науки». Далее Мандельштам указывает на то, что акмеизм рожден новым вкусом, мужественной волей к поэзии и поэтике, «в центре которой стоит человек, Не сплющенный в лепешку лжесимволическими ужасами, а как хозяин у себя дома, истинный символизм, окруженный символами, то есть утварью, обладающей и словесными представлениями, как своими органами».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: