Хрупкая материяЧто касается рассказа «Праздник», то он, кажется, предвосхищает двенадцатый принцип, изложенный в манифесте сборника «Садок судей И» : «Мы во власти новых тем: ненужность, бессмысленность, тайна властной ничтожности — воспеты нами». Нить повествования теряется в пустяковых мыслях ребенка, который разглядывает улицу и мечтает, и в размышлениях самих прохожих. Можно лишь подивиться храбрости автора, который сумел сделать рассказ на восемь страниц из столь хрупкой материи. Рядом с этим «опусом» рассказ «Пятна» из «Садка судей II» кажется почти классическим, хотя у него тоже ускользающий сюжет, а композиция — всего лишь сочленение более или менее независимых «кусков», причем некоторые из них окрашены в явно символистские тона. Еще ярче символистское вдохновение проявляется, конечно, в прозе, стихах и театре Елены Гуро, сестры Екатерины Низен. Наверное, по этой причине она была одной из немногих в группе «Гилей», кто был помилован символистской или консервативной критикой. Как это инстинктивно почувствовал Лившиц, Елена Гуро, связанная в своей литературной практике с «поэтической культурой» символизма, обновляет эту недавно рожденную традицию, сливая воедино два мощных потока искусства слова — прозу и поэзию. Это поэзия свободного ритма, ее печальные напевы чередуются с нежной и сентиментальной прозой, по-детски свежей, внимательной к небу, облакам, соснам, к песку, граниту, финскому морскому пейзажу и другим, самым невзрачным и незаметным деталям.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: