Художественный уровеньПри этом Немирович-Данченко остался верен убеждению в определяющем значении драматургического материала: высокий художественный уровень литературной основы спектакля является условием настоящего сценического успеха. Лучшими его спектаклями в этом смысле оказались «Брандт» Г. Ибсена и особенно «Братья Карамазовы», инсценированные им в 1911 году, когда Станиславский болел и вообще не показывался в театре. Творческая победа была столь бесспорной, что с тех пор уже невозможно было ставить под сомнение самостоятельный талант Немировича — режиссера. В этом спектакле поднялись на новую высоту и показали новые возможности своего актерского диапазона Качалов и Москвин — в ролях Ивана Карамазова и Снегирева-Мочалки. И родился новый трагический актер — Леонидов в роли Мити Карамазова: после этого спектакля сам Немирович считал его единственным истинно трагическим актером в труппе. Как уже отмечалось в советском театроведении, трагедия не давалась Станиславскому ни как актеру, ни как режиссеру. Даже в «Гамлете» не прозвучал полный голос трагедии. «Братья Карамазовы» были первой современной трагедией на сцене МХТ и первым опытом художественно плодотворного инсценирования романа на русской сцене.

Неожиданным последствием этого успеха было примирение со Станиславским, столь полное, что после его возвращения в театр они даже пробовали вернуться к совместной работе над спектаклями. Это, однако, продолжалось недолго. Уже в работе над «Живым трупом» они с самого начала решительно разошлись в трактовке пьесы. С этого времени окончательно определилось то положение, что в МХТ «под одной крышей» существуют два разных театра — две несходные, хотя и связанные общими корнями, режиссерские системы. Для внешнего мира это обстоятельство удачно маскировалось тем, что оба режиссера — каждый со своим помощником — работали с одними и теми же актерами и старались не поддаваться неизбежным в театральной среде попыткам превратить «сепаратное» и параллельное развитие в рознь и вражду. Вплоть до 1917 года они сохраняли друг к другу самое глубокое уважение и даже любовь, напоминающую ту любовь-вражду, которая встречается в некоторых браках.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: