Хвалебная ложьВ этой сложной эволюций от крайнего индивидуализма к строгому коллективизму нельзя пренебрегать одним важнейшим и постоянным аспектом горьковского творчества, получившим яркое выражение в начальный период: это — сказка, зовущая к действию.

Впервые восхваление «обмана», возвышающего и укрепляющего дух и в качестве такового противостоящего угнетающим и парализующим истинам, мы находим в аллегории «О чиже, который лгал, и о дятле — любителе истины» : чиж распевает прекрасную и хвалебную ложь о счастливой стране, чтобы пробудить веру и вдохнуть надежду в других лесных птиц, а дятел, символ реалистического и пошлого здравого смысла, романтической утопии противопоставляет холодный анализ, доказывая, что мечта чижа неосуществима. Но и чиж предстает как «нищий духом», потому что у него нет той «веры», которая сделала бы его песню неотразимой. В рассказе 1898 года «Читатель» Горький возвращается к этой теме, для него центральной, — не религиозной, а утопической веры, побуждающей к действию, и критической трезвости, разочаровывающей и обезоруживающей. В этом случае оппозиция выражена со всей четкостью, так как противопоставляются литература, связанная с действительностью, и связанная с мечтой поэзия: «Твое перо слабо ковыряет действительность, тихонько ворошит мелочи жизни, и, описывая будничные чувства будничных людей, ты открываешь их уму, быть может, и много низких истин, но можешь ли ты создать для них хотя бы маленький, возвышающий душу обман?..»

В этом вопросе, как в противопоставлении чижа и дятла, заключается суть горьковской «философии», опорочение с его стороны «низких истин», характерных для ужей и дятлов, и восхваление «возвышающего обмана», характерного для соколов и бедных, слабых, но стремящихся к лучшему чижей. В аллегорической поэме в прозе «Человек» Горький окончательно приходит к тому ходульно-риторическому гуманизму, которому он останется верен до своего апогея на первом съезде советских писателей в 1934 году, где был официально провозглашен «социалистический реализм», когда он не заметит глубокого сходства между «социалистическим гуманизмом» Сталина и идеологией Маяки — на, персонажа из «Фомы Гордеева» , одной из максим которого была: «…что такое человек в государстве? Не больше как простой кирпич, а все кирпичи должны быть одной меры — понял? Людей, которые все одинаковой высоты и веса, — как я хочу, так и положу…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: