Юмористические журналыВ русскую литературу Чехов входит сперва с черного хода юмористических журналов, ее парадные двери распахнутся перед ним позднее, с благословения литературного ветерана и современника Белинского и Некрасова Дмитрия Григоровича, и это произойдет в десятилетие, бедное молодыми и активными литературными силами. Это был конец столетия, когда доминировала уже отходящая в прошлое великая литературная эпоха. Еще был Жив Достоевский, ее великий представитель, когда Чехов опубликовал в «Стрекозе» свой первый юмористический рассказ. Литературное формирование и утверждение Чехова происходит в период, когда над умами властвовал еще один гигант русской духовности — Лев Толстой с его кризисом и творчеством послероманного периода. Это также период рождения в России нового значительнейшего художественно-поэтического движения — символизма, от которого Чехов стоял в стороне, но которому был внутренне родствен, о чем свидетельствует главным образом его театр, вызвавший отклик в среде символистов, в частности у Андрея Белого. В историко-литературной динамике Чехов занимает промежуточное место между двумя великими фазами: Толстым и Достоевским, с одной стороны, а с другой — всей новой литературой начала XX века, представители которой, взятые в отдельности, не достигнув масштаба двух выше названных писателей, тем не менее вместе обладали силой, не меньшей по значению. Эти фазы отличали не только огромная поэтическая энергия, но и метафизические интересы, и Чехов с его скромностью и непричастностью к литературным программам и философским доктринам оказался как бы раздавленным между этими полюсами. Революция, которую произвел Чехов — в литературе, должна была обладать исключительной внутренней силой, чтобы утвердить его творчество на уровне двух названных периодов, причем оно было новаторским и по жанру, так как осуществлялось вне господствовавшего тогда романного жанра, и внутри малого жанра, но не традиционной новеллы, а нового типа рассказа, который мы не можем пока называть иначе, как «чеховским». При этом театр для Чехова был делом не второстепенным, а равным по важности и тесно связанным с прозой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: