Законы русского языкаНе чувствуя законов русского языка, не слыша, как растет и прозябает слово, он предпочитает словам живым слова, отпавшие от или не вошедшие в него». Это суждение Мандельштама раскрывает глубокое расхождение между двумя поэтическими системами, объясняющими сложность северянин — ской лексики. Ибо, если в глазах неоклассициста сверхизобилие выдуманных слов и экзотизмов превращает поэтический язык в русско-румынский жаргон, а значит, становится настоящим грехом против «духа» языка, то, на взгляд более беспристрастного лингвиста, «ошибки» Игоря Северянина выстраиваются в стройную систему, настоящую грамматику преднамеренных отклонений от канона, которая свидетельствует как о чувстве языка и меры, проявленном творцом слова, так и об эстетической ценности «шероховатого стиля». В большой и основательной статье Р. Брандта, посвященной сопоставлению словотворческих приемов у Игоря Северянина, выделим прежде всего такие, как динамика художественных средств, относящихся к имманентной продуктивности языка, его своеобразный внутренний поэтизм, особенность которого в том, что наиболее’ удачными представляются образы, естественно и свободно рожденные самим языком, далее, большая частота экспериментов над формой слова по сравнению с операциями над значением слова — особенность, которая объективно сближает этого «эгофутуриста» с самым выдающимся изобретателем слова из группы «Гилей» В. Хлебниковым; наконец, ощутимо важная роль всего комплекса художественных средств, которые снижают силу воздействия лингвистического знака и как бы замедляют, тормозят процесс восприятия стиха, переключая внимание читателя на самоценность звуковой формы словесного материала. Отклики критиков-современников удивительным образом предвосхищают такие высказывания формалистов: «Читая Северянина, часто затрудняешься определить значение слова».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: