Жизнь ЧеловекаДля Станиславского «Жизнь Человека» была подходящим материалом, чтобы решить художественную задачу, увлекшую егр в тот момент: он хотел добиться, чтобы декоративно-постановочное решение спектакля уже обеспечивало его художественную целостность. Эту задачу он блестяще решил при помощи черного бар — • хата и золотого шнура, обозначающего, как на чертеже, место действия. «Есть пьесы: зритель видит декорацию, и в ней все выражается. Такова «Жизнь Человека». Здесь прельстило ощущение: жизни нет, есть видение. Обернись — там тьма, и линии проведены; а мы принимаем за жизнь обман, миражи». Это и была трактовка пьесы в спектакле МХТ, ее истолкование: реализованная сценическая метафора исчерпывала идею спектакля; актерам уже нечего было делать. Однако главную для Станиславского проблему актерского исполнения в «условном» спектакле здесь не удалось даже поставить. Это и стало причиной раздражения Станиславского против пьесы и даже против всей драматургии Андреева: он уклонялся от чтения следующих его пьес, а к попыткам Немировича их ста —

Вить относился с крайним скептицизмом. Шумный успех «Жизни Человека» тоже ничуть не убедил Станиславского, который отлично понимал, что спектакль «не принес ничего нового нашему актерскому искусству». Между тем критика увидела в этом спектакле крупную победу МХТ над «натурализмом» и блестящее опровержение только что отзвучавшего доклада Мейерхольда, который утверждал, будто МХТ погряз в рутине и не способен подняться до новейшей драматургии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: