Значение экзистенциалистских проявлений ГогенаЯков Тугенхольд, оценивая значение экзистенциалистских проявлений Гогена, писал, что «современный примитивизм отличается от примитивизма эпохи романтизма и увлечения востоком», характеризующегося индивидуализмом и пресыщенностью, тем, что «в обществе, достигшем, кажется, крайней степени утонченности, для художников, которых индивидуализм завел в тупик, архаичное искусство, сильное по своей выразительности, вечно молодое, означает надежду на обновление, на «омоложение», если пользоваться выражением Поля Гогена». Гоген «стремился обнаружить сквозь по-детски безыскусную форму в самом маленьком произведении искусства периода, предшествующего Ренессансу, в произведении, автор которого неизвестен, корни великого искусства, подлинно индивидуальный стиль. Бретонские распятия, полинезийские украшения, лубок в не меньшей степени, чем детские рисунки, учили его простоте изображения и синтезу — ибо детское и народное творчество сближают не только угловатость, но и лаконичность изобразительных средств, и синтетизм».

В тексте, который представлял на осеннем Салоне в Париже «выставку, организованную госпожой Натальей Эренбург», «Русское народное искусство в картинках, игрушках и пряниках», Тугенхольд, один из лучших критиков XX века, кратко охарактеризовал стремления русских неопримитивистов, возникшие в 1907 году под влиянием Гогена. Это направление пронизало все русское искусство до революции 1917 года. Почти все художники, входившие в «2тEtpavo^», были представлены в 1908 году в Киеве на выставке «Звено» наряду с Александром Богомазовым и Александрой Экстер, а затем в Санкт-Петербурге на выставке «Венок — Стефанос» в 1909 году. Игорь Грабарь с издевкой замечает об этих художниках, что «один пишет квадратами и цифрами, другой запятыми, а третий шваброй». Известный историк искусства Павел Муратов упрекает В. Бурлюка за его на редкость безобразные приемы — «пресловутые квадратики с точкойпосередине». Больше всего шокировали пошлость тематики и полное пренебрежение к академическим урокам живописи. Значительная часть художников этого первого авангарда были провинциалы. Но их провинциальность не имела ничего общего с посредственной, сосредоточенной на самой себе провинциальностью передвижников. Она таила в себе силу, которую черпала из живительных источников народного искусства, находя в них «живую красоту». На выставке «Звено» даже распространялся манифест, в котором предавали анафеме авторитет художников-реалистов и постреалистов, что в то время случалось нечасто. Анализируя два салона «Золотое руно» , на которых были выставлены, с одной стороны, Ларионов, Гончарова, Кузнецов и Сарьян, а с другой — Сезанн, Ван Гог, Синьяк, Репуар, Матисс, Брак и другие, можно отметить, что неопримитивизм укрепился, поставив на службу народной тематике антиперспективизм, лаконичность и цветовые контрасты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: