Знание русской классической литературыНемирович-Данченко вносил в организацию и развитие МХТ не только свой тоже очень крупный режиссерский талант, но и великолепное знание русской классической литературы, хорошо развитый литературный вкус, глубокое внимание к человеческому достоинству и индивидуальному творческому потенциалу каждого актера, а поэтому и умение «раскапывать» и развивать крупные актерские дарования. Сам он был незаурядным, хотя и не выдающимся драматургом. Первым условием художественности любого произведения искусства — в том числе пьесы и спектакля — он считал его целостность и завершенность. Он знал себе цену и был исполнен глубокого чувства собственного достоинства. Конечно, как всякий «театральный человек», он имел «раздражительное» самолюбие, но при этом умел не только ценить, но и любить со всей искренностью всякое превосходство таланта — литературного, в искусстве мизансценирования и постановки и, уж конечно, в актерском творчестве, в котором себя считал способным лишь на режиссерский «показ», в плодотворность которого глубоко верил. Если от Станиславского шло вечное беспокойство и, невзирая на ошибки, неутомимость поисков и открытий, то Немирович-Данченко обеспечивал устойчивость, накопление и сохранение ценных традиций, сохранение театра как жизнеспособного творческого организма в эпоху таких исторических катаклизмов, как первая мировая война и революция.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: